Новое имя в Приэльбрусье. Кулуар «Зубочистка».


1

Казалось бы, в этом районе уже не должно было остаться мест, где еще не ступала нога человека, а любители горного снега не оставили свой волнистый автограф. Ан, нет! Если хорошенько пошукать по углам, то обязательно можно найти ту или иную вкусняшку, притягивающую взор своей нетронутой красотой и манящую требовательного райдера свежим рассыпчатым пушком.

Одним из таких мест был живописный хребет, проходящий между гребнем  Чегета и Главным Кавказским Хребтом – за множество скальных жандармов названный Акульими Зубьями. Прекрасно просматриваемая с Балды Чегета суровая скальная стена, из-за северной экспозиции, не видящая света, заставляла предаваться сладким мечтам о первопроезде  не один десяток райдеров.

2

Но долгие годы, она так и оставалась непокоренной — пока в один прекрасный солнечный мартовский день, двое отчаянных искателя приключений, одев свои ворсистые камуса и закинув рюкзаки за спину, не отправились вершить историю …

После вдумчивого просмотра стены и многочасового обсуждения, выбор свой они остановили на кулуаре, ниспадающем между 5 и 6 зубом. Классический кулуар, выглядел самой логичной и простой линией в хребте. Несколько других вариантов были исключены в силу своей технической сложности, как с точки зрения захода, так и проезда – любая ошибка приводила к падению с несколько-сот-метровых скал. Пусть этим займутся грядущие герои, а этим было достаточно и такого.

3

Прогноз давал два дня хорошей погоды, и медлить было некуда. Решено было в первый день провести разведку боем – выбрать наиболее простой вариант подъема, определить объем работы  и необходимого снаряжения – а на второй день добраться до вожделенной цели.

Варианта подъема было три:

Самый очевидный – затропить кулуар в лоб, но пугал уклон и лавиноопасность;

Самый безопасный – пролезть все пять жандармов-зубьев по гребню, но отпугивала техническая сложность;

Оставался еще вариант восхождения с противоположной, южной стороны – карты говорили о его относительно небольшом уклоне, но ни фотографий, ни иных данных не было…

Поэтому тактический план на первый день был следующий:

Рассмотреть возможность восхождения к кулуару с южной стороны, при невозможности, сложности, небезопасности подъема – подойти к технической части гребня и оценить его сложность. Со стороны тянуло на 2Б – 3А. При недостатке снаряжения, перенести восхождение на следующий день.

4

И вот 9 марта в 10.30 утра они стояли на озере Донгуз-Орун, одевая камуса под распаляющимся солнцем и настраиваясь на одно из самых захватывающих приключений в жизни. 15 минут приготовлений и они начали неспешный подъем в сторону перевалов ГКХ. Надо сказать, что у предыдущих групп на этом восхождение обычно заканчивалось фейерверками ракет и пальбой из автоматов – пограничникам приходились не по душе незарегистрированные группы в приграничной зоне. Но наши хитрецы были неплохо подготовлены – пропуска на руках, застава в курсе, поэтому первые триста метров набора они прошли в величавом безмолвии гор, нарушаемого лишь шелестом беспокойного ветерка, запутавшегося в изогнутых мульдах древних ледниковых морен.

5

Через полтора часа, преодолев лабиринты изгибов чудного рельефа, два скитуриста стояли в центре огромного цирка, как гладиаторы перед Цезарем и готовились к решающей схватке, с азартом обсуждая путь подъема. Южная сторона гребня раскрыла им свои секреты, кроме одного, самого главного – где же находится заход в искомый кулуар?

6

Решение пришло только после уничтоженной шоколадки – если с северной стороны кулуар находится за пятым зубом, то возможно и здесь стоит отсчитать пять? Но это работало только в случае, если все зубья одинаково видны с обеих сторон. Пришлось положиться на это допущение, так как других способов все равно не предвиделось, а день запаса грел душу и позволял исправиться в случае ошибки…

Еще две сотни метров набора ски-туром и подпеченные жарким солнцем путешественники вышли к подъемному кулуару. Дальше предстояло идти пешком.

Старательно обходя возможные снежные доски, перемещаясь по камням и прикрываясь скалами, пробивая ступени в заледенелом снеге и обливаясь потом, под лучами безжалостного полуденного солнца, наши герои упрямо пошли ввысь, шаг за шагом приближаясь к заветной цели.

7

Горло высохло от жажды, перегретые мышцы отказывались работать, а беспокойная голова готовилась принять солнечный удар. В южном кулуаре не было ни малейшего тенька, для того чтобы немного остыть. Если где-то и есть преисподняя, с чертями и сковородками, то сейчас она оказалась здесь, на южном склоне кавказского хребта, где два последователя Данте проходили свои круги ада в надежде обрести рай.

Но «идущий, да обрящет», и в 14.30, порядком измочаленные, но не сдавшиеся, они вышли на гребень. И, о чудо! Прямиком попали к намеченной точке старта! Расчет по зубьям оказался безупречно точен.

8

Оба восходителя — Слава и Дима стояли  на небольшой седловине, затаившейся между двумя крутыми скальными жандармами. За ней, словно за сказочными воротами, начинался вожделенный кулуар. А на заднем плане, черно-белым фоном, возвышался родной Чегет, открывшийся с южной, совершенно незнакомой стороны. Пожалуй, в таком ракурсе, зимой, на него еще никто не смотрел. Балда казалась такой маленькой, что путник, случайно вышедший на ее вершину, принял бы наших бравых парней за пару невзрачных камушков на гребешке.

Сам заход в кулуар выглядел устрашающим. Воронка с горлышком крутизной порядка 45 градусов, не внушала доверия и в случае схода не оставляла райдеру ни шанса спрятаться. Удаленность района вносила дополнительные риски, работать пришлось наверняка – для начала срезали небольшой карниз – кулуар не шелохнулся, более того, продемонстрировал, что до краев наполнен легким пушистым снегом. Мммммммм…

А затем Дима, пристрахованный веревкой, прорезал воронку, и после, отвязавшись, быстрыми дугами ушел по левой стенке. Кулуар не шелохнулся …

9

Наскоро запихав оставшиеся вещи в рюкзак, Слава стоял на старте. Перед ним было пару сотен метров опасного манящего счастья. Ведь не должно… Он вспомнил ребят, погибших здесь, в горах, практически на его глазах – Эльдара, Мишу и Колю. Там тоже «не должно было». Подумал, что дома ждет красавица жена, с прелестной дочуркой, месяца отроду.  Ведь не должно…

Слава летел вниз, окутанный клубами белого дыма, словно снежный метеор. Он несся на огромной скорости, рассекая своим сноубордом снежную гладь и оставляя после себя гигантские снежные шлейфы-хвосты.

— Это было офигенно! – протрещала нараспев рация Сережиным голосом. Даже удобно устроившись на Балде, и наблюдая за происходящим в бинокль, он не смог скрыть восхищения от спуска. Если и стоит порой повернуть назад, то явно не сегодня. Идеальный снег, идеальный день, идеальный спуск.

10

А взбудораженные первопроходцы стояли у подножия кулуара и не могли поверить в то, что они осуществили свою маленькую мечту. Ведь только эти двое по-настоящему знали, сколько пота, времени и труда было вложено в это, казалось бы, легкое и непринужденное мероприятие.

11

Они были счастливы.

Счастливы дать новое имя в Приэльбрусье. В ущелье, которое когда-то подарило им новую жизнь.

Текст и фото: Шаповалов Слава (На Кураже – компания горных гидов)
Участники: Шаповалов Слава, Косиков Дима
Поддержка: Переяслов Сергей

Оставьте комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *